Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: проул (список заголовков)
14:35 

Проул

26.04.2015 в 13:52
Пишет F-22:

Нарыл вКонтактике:





+Хромедом

URL записи

@темы: трансформеры, Проул

14:20 

Проул, Джаз и котенок Дедерон

Потащено с Проуловской ветки
08.09.2014 в 17:16
Пишет Rina27:

Драбблик про кота Дедерона.
Название: Полджоора тишины
Автор: Rina27
Вселенная: Transformers: AU Generation One
Размер: драббл, 379 слов
Персонажи: Проул, Джаз, котенок
Категория: джен
Жанр: повседневность, флафф
Рейтинг: G
Содержание: зарисовка из серии историй про кота Дедерона.

читать дальше

URL записи

@темы: трансформеры, Проул

14:17 

Потащено с WTF Prowl and Jazz 2016. Тексты G - PG-13.

wtfb-2016.diary.ru/p207815351.htm

Воскресенье, 31 января 2016
12:19 WTF Prowl and Jazz 2016. Тексты G - PG-13. Миди.
все записи пользователя в сообществеWTF Prowl and Jazz 2016
WTF Prowl and Jazz 2016



Название: Всего лишь кот
Автор: WTF Prowl and Jazz 2016
Бета: WTF Prowl and Jazz 2016
Вселенная: Transformers: Generation One, AU
Размер: миди, 4680 слов
Пейринг/Персонажи: fem!Ретчет, Проул, cat!Джаз
Категория: джен
Жанр: приключения, юмор
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: хуманизация
Краткое содержание: Джаз — всего лишь кот. Но он точно знает, что ему нужно.
Для голосования: #. WTF Prowl and Jazz 2016 - "Всего лишь кот"

Доктор Валентина Рэтчет с некоторой тревогой прислушивалась к звукам из коридора. Там кто-то шел, очень небольшой по размерам, но она его все равно слышала. Потому что этот кто-то хрипел при дыхании и даже чихал. Но когда она высунулась в коридор, то никого не увидела. Удивившись, врач вышла из своего закутка, осмотрелась повнимательнее и увидела. Вдоль дверей в палаты шел кот. Он заглядывал в каждую дверь, принюхивался, тряс каким—то непропорционально коротким хвостом и шел дальше. Но в одной палате он все-таки скрылся. Чертыхнувшись, мисс Рэтчет торопливо пошла туда.

Кот был в палате, облизывал лицо мужчине и мурлыкал, как трактор. Пациент, доставленный недавно из интенсивной терапии полицейский, пострадавший в перестрелке, улыбался и здоровой рукой поглаживал кота.
— Это что за безобразие, мистер? — негромко уточнила мисс Рэтчет, проходя в палату.
— Это мой кот, Джаз, — улыбнулся бесцветными губами пациент. — Настоящий полицейский кот, примерно, как собака, раз сумел меня найти…
— Ему тут не место, — Валентина попыталась схватить животное, но кот ощерился и ударил ее задней лапой.
— Джаззи, ты же хороший котик… — укорил его хозяин. Но кот явно не испытывал никаких угрызений совести из—за своего поведения. Он улегся на грудь мужчине, вздохнул и прикрыл глаза.
— Немытое чудовище, — прошипела мисс Рэтчет, осматривая поцарапанную руку. — Вот придет утром миссис Греннер и отправят тебя в службу по работе с бездомными животными!
— Я этого не хотел бы… — мужчина вздрогнул, обнимая кота.
— Давайте, я его хотя бы вымою. Вы сами не вставайте, вам нельзя, мистер Проул, — Валентина подхватила кота под мышки и ушла в крохотную душевую.Кот вытерпел издевательство: лишь глухо подвывал, не пуская в ход лапы, пока его мыли и сушили феном. Окрас животного показался ей несколько странным, но особо присматриваться она не стала.
— Вот ваше чудовище, — доктор протянула мужчине чистого кота. — Я утром зайду, заберу его и выпущу из больницы.
Полицейский кивнул, почесывая своего любимца за ушком.
— А можно его все—таки оставить со мной? Кроме меня у него никого нет, я живу довольно далеко отсюда, а еще Джаз домашний кот, он не выживет на улице…
— Но сюда—то он смог прийти каким—то образом, — удивилась Валентина, заправляя за ухо прядь русых волос, — несмотря на то, что он домашний кот.
— Я не знаю, как он это смог. Но ему очень досталось, — подтверждая слова хозяина, кот чихнул. — Может, вы сможете отвезти его в кошачью гостиницу? Я потом возмещу вам все расходы.
— Хорошо, я приду утром, заберу его и отвезу в гостиницу, как только освобожусь со смены. Но до гостиницы Джазу придется посидеть в моем шкафчике, в рюкзаке. Кот, ты понял? — кот снова чихнул, приоткрыл один глаз, посмотрел на нее презрительно и снова уткнулся хозяину в шею.
— Не согласен, но чувствует, что деваться ему некуда, — расшифровал мужчина. — Спасибо вам, мэм.
— Не люблю, когда меня так называют, — поморщилась Валентина. —Лучше уж просто док.
—Хорошо, док, — Проул улыбнулся и снова погладил кота.

Утром операция по изъятию кота из палаты прошла гладко. Валентина принесла рюкзак, Стефан упихал туда кота, и до конца смены рюкзак с животным провисел в шкафу. Но в гостиницу расчихавшегося Джаза не взяли.
— Он у вас явно больной, а у нас нет карантина или отдельного изолированного помещения для таких случаев, — пояснила молоденькая девушка, которая принимала и оформляла животных. — Вам бы его к ветеринару отнести.
— Я не знаю ни одного, — отчаянно зевая, пояснила Рэтчет. — Если бы вы мне посоветовали, куда и к кому отвезти это чудовище… Или может, вы знаете гостиницу с карантином?

Девушка гостиницу с карантином не знала, но адрес клиники посоветовала. И даже записала их на прием через сорок минут. Просидеть, однако, в ветклинике пришлось почти три часа. С кота нацедили разных анализов, положили его под капельницу, помимо капельницы вкололи целую кучу уколов. Пока его капали, Валентина рассмотрела его получше. В роду у Джаза явно были сиамцы, о чем говорила темная мордочка, уши и хвост. Окрас туловища оказался вообще смешным — часть его, в основном передняя, была как у обычного сиамца, кремовая, а вот задняя почему—то полосатая, как у обычной кошки. Хвост очень короткий, создавалось впечатление, что его отрубили. Усы наблюдались только с одной стороны морды, что придавало коту весьма забавное выражение. А еще врач отметил, что когти на передних лапах были удалены, но почему—то не все. И одно ухо зашито, причем на нем наложили когда-то два вертикальных шва. Врача, разумеется, происхождение этих травм заинтересовало, но мисс Рэтчет ничего не могла сказать насчет них.
— Его хозяин лежит в моем отделении и попросил позаботиться о своем коте, большего он мне не смог рассказать, — врача это объяснение удовлетворило.
Валентина прониклась искренним уважением к своим коллегам, которые ловко справлялись со всеми этими шипящими, рычащими и даже местами кусающимися пациентами. Болезнь у кота оказалась не опасной, схему лечения ей расписали, прониклись ее медицинским образованием, и стационар предлагать не стали.
— Твой хозяин мне будет крупно должен, — заводя двигатель автомобиля, сообщила коту мисс Рэтчет, прикидывая, где по дороге домой есть магазин для животных. — И учти, если ты мне сделаешь хоть одну кучку или лужу по углам, то все оставшееся время до его выписки ты будешь сидеть в клетке на улице.
Джаз фыркнул, потряс лапой и стал умываться.

***

К концу дня Валентина поняла, почему ее родители так ненавидели кошек, что даже игрушечных не покупали никогда. Коту до всего было дело. Он наблюдал, как она моется, как оправляется, Валентина раз пять извлекла его из холодильника, куда он сунул свой любопытный нос. Она раз десять наступила на его короткий хвост, бессчетное количество раз споткнулась об него и убедилась, что еда, сворованная с ее тарелки для Джаза намного вкуснее, чем премиум—корм, насыпанный в его миску. Спать кот заявился на ее кровать, скромно притулившись в ногах.

Утром же оказалось, что кот захватил большую часть кровати, вольготно развалившись на подушке и разложив лапы по бокам. Валентина только покачала головой и ушла готовить себе завтрак. Это событие кот не прогнорировал, весьма ловко обнеся ее на половину сосиски. Встретив же ее взгляд, ушел хрустеть своими сухариками. Сегодня кот уже не следовал за ней по пятам, он занялся осмотром окрестностей через окна. Обшипел соседского британца, который как всегда заглянул к ней на балкон, до драки дело не дошло только потому, что британец удрал, поджав хвост.

А потом Джаз обнаружил кресло. Долго лазал по нему, примеривался, в каких позах ему там удобнее лежать и наконец затих, изобразив собой нечто вроде ленты Мёбиуса. И судя по довольной морде, ему все нравилось и неудобств не вызывало. Прерывать эту идиллию Валентине не хотелось, но схему лечения соблюдать было надо. Она набрала лекарство в шприц и подобралась к креслу. Кот особо не протестовал против лечения, хотя и зашипел, когда увидел шприц.
— Скорее всего, твой хозяин часто тебя лечил, и ты уже знаешь, что протестовать бесполезно, — сделала вывод мисс Рэтчет, выкидывая использованное и искоса поглядывая на животное. Джаз заедал стресс кормом, раздраженно помахивая хвостом. Рэтчет ушла по своим делам с чистой совестью, оставив его одного. Вряд ли его хозяин нанимал коту сиделку, зарплата не та, так что кот точно не сойдет с ума за несколько часов в одиночестве. Единственное, что Валентина сделала, это закрыла все окна, оставив только одно на кухне, забранное очень мощной сеткой, отодрать которую у нее пока не получилось. Пусть у нее и не было никогда кошек, но от коллег она много раз слышала истории про выпавших из окон животных.

***

Встреча с подругами прошла совсем не так, как хотелось Валентине. Они вообще—то собирались обсудить, куда съездить на Рождество, но обсуждали в итоге Джаза и его хозяина. Кота заметила Эшли, которая и заехала за подругой. Он торчал в окне, рассматривая машины и, как показалось мисс Рэтчет, планировал побег. Всю дорогу до кафе ей пришлось рассказывать подруге историю появления у нее кота. А потом повторять ее для всех остальных подруг по второму кругу.
— А как его хозяин в постели? — провокационный вопрос прозвучал как раз тогда, когда Валентина закончила рассказ и взялась за меню, чтобы сделать заказ.
— Никак, поскольку он на обезбаливающих после ранений. Эш, он даже не мой пациент, его ведет Джордж! Я просто пожалела кота! — воскликнула Валентина, сосредотачиваясь на меню. — И вообще, мы хотели обсудить нашу рождественскую поездку вроде бы, а не мои взаимоотношения с котом пациента.
— Не с котом, а с пациентом, — наставительно подняла вилку Натали. — Тебе пора устраивать свою жизнь хоть как—то. Даже если не поженитесь, то хороший мужчина в койке тебе не помешает.
— Вы с ума сошли, — простонала Валентина, — ну не нужен мне никто! И да, с пациентами флиртовать запрещено вообще—то.
— Вэл, ты будешь с ним флиртовать не в больнице, а потом, когда он выпишется и приедет к тебе за своим хвостатым чудовищем, — воскликнула еще одна подруга, Анна.
— Блин, да там хвоста—то с гулькин нос… и что это вы тут на него планы строите, а он, может, женат давно или вообще гей, — Рэтчет захлопнула меню и все—таки сделала заказ подошедшему официанту.
— Про хвост — это совсем неважно. Главное, чтоб у самого мистера там было нормально в сантиметрах. А про его ориентацию мы сейчас и узнаем, — потерла ладошки Эшли. — Как там его зовут, говоришь?

Она достала планшет, ввела в поисковую строку имя и фамилию хозяина Джаза и вскоре нашла его фейсбук. Никаких жен, ни настоящих, ни бывших в нем не оказалось. Коту было шесть лет, и как следовало из записей и снимков, Стефан спас его от живодеров, практически вынув котенка из петли.
— Про его гейство тут тоже ничего нет, одни коллеги и родственники, — Анна погоняла последние записи.
— Может быть, он это скрывает, — Рэтчет облизала ложку с мороженым. Пусть встреча и пошла не так, как предполагалось, так что теперь, не есть?
— Я проверила в их сообществе, там такого не знают, — Эшли потыкала в свой смартфон. — Ну, если ты упустишь и этого, мы тебе никогда не простим!

Домой Валентина вернулась через четыре часа. И обнаружила потрясающую композицию — Джаз, восседающий на кухонном столе и моющий хвост.
— Этим нужно заниматься обязательно там, да? — прошипела она раздраженно, схватила брызгалку для цветов и пшикнула в кота. Джаз дал деру еще до того, как струя воды коснулась его шерсти, и принялся метаться по квартире. Рэтчет бегала за ним, в тщетной надежде облить. Кот не давался. Погоня закончилась вместе с водой в бутылке.
— Чудовище ты, — со вздохом сообщила Валентина коту и ушла на кухню. С мороженого в кафе особо сыт не будешь, требовалось что—то посущественней.

На запах котлет подтянулся кот. Он вел себя скромно, на стол не лез, всем своим видом показывал, что он прекрасно понимает, что он чудовище, но он все—таки кот и это его в некотором роде извиняет. Валентина вздохнула. Сердится на Джаза долго не получалось при всем желании. После ужина она позвонила в клинику. Болтушка Соня, которая сегодня дежурила, сообщила, что в отделении осталась на ночь миссис Греннер, поэтому все посторонние визиты лучше перенести на завтра. Телефон мистера Проула она все—таки дала, хотя и долго оговаривалась про тайну личной жизни пациента и прочие соображения.
— Я ж его не шантажировать собираюсь, Соня. Мне просто нужно кое—что ему сообщить, — улыбнулась Валентина.
— Ну и ладно, сообщай. Но если он на тебя пожалуется, имей в виду, что ты узнала его телефон самостоятельно, сунув нос в карточку в мое отсутствие! — предупредила Соня. — Я не собираюсь рисковать своим местом из—за твоих сообщений. Мне еще семью кормить, это тебе хорошо, ты одинокая.
— Ладно—ладно, я ничего про тебя не скажу никому и никогда, — Рэтчет вздохнула. Она не любила подводить людей, хотя вот Соню подставить временами и очень хотелось. Особенно за намеки про ее одиночество. Видит Бог, ей меньше всего хотелось делать такой выбор, но раз семья упорно не желала в свое время признавать за ней право стать врачом, что ж, выбор пришлось делать ей. И не в пользу семьи, к великому сожалению Валентины. Она дернулась, почувствовав, что в щеку ткнулось что—то мокрое. Это оказался Джаз, который решил напомнить, что кресло предназначено для него, а не для людей. Но попытки вклиниться между Валентиной и спинкой кресла не привели ни к чему, кроме хихиканья девушки.
— Лучше на мне посиди. Я все равно не уйду сейчас отсюда, — предложила она Джазу. Кот вздохнул и с таким видом, словно делал величайшее одолжение, уселся на колени. Повозившись пару минут, он вытянулся таким образом, что его морда оказалась между грудей Валентины.
— Губа у тебя не дура… и вообще, тебя пора уже сажать за домогательства, учитывая твои подглядывания за мной в душе, — Джаз только усами дернул, мол, он кот и законы на него не распространяются, поэтому он может делать все, что в голову взбредет.

Помедлив еще пару минут, Валентина набрала номер Проула. Слушая гудки, она даже поймала себя на мысли, что хочет, чтобы он не ответил. Мало ли, вдруг телефон сдан в больничный сейф или же полицейский спит. Но он не спал, и телефон был с ним, а не в сейфе. На седьмом гудке он ответил.
— Алло, детектив Проул слушает, — сказал он в трубку.
— Добрый вечер, вас беспокоит доктор Рэтчет, — отозвалась она.
— Док, как хорошо, что вы позвонили! — обрадовался мужчина. — Как там Джаз, вы устроили его в гостиницу?
— Джаз прекрасно устроился прямо на мне, — развеселилась Валентина. — К сожалению, в гостиницу его не взяли из—за чихания, пришлось нести в ветеринарную клинику и потом лечить. О, насторожился, вас услышал никак…
— У него тонкий слух, как и у всех кошек, — согласился Проул. Почему—то Валентине показалось, что он сейчас улыбается. Она сделала громкий разговор и теперь держала телефон так, чтобы и Джаз мог слышать хозяина. — Скажите, а он вам еще не устраивал прослушивание рок—музыки в час ночи?
— Рок—музыки? Он же вроде как Джаз? — удивилась Рэтчет, поправляя кота. Животное уткнулось в телефон и явно наслаждалось доносящимися оттуда звуками голоса хозяина. Кот даже начал очень громко мурлыкать.
— У него разнообразные музыкальные предпочтения, — хмыкнул Проул. — Ночью почему—то это именно рок. А вот днем способен и джаз слушать часами. Я тогда патрульным был, брал его с собой, и мы слушали радио часами.
— У меня радио нет, — улыбнулась Валентина, почесывая Джаза за ушком, отчего тот замурлыкал еще громче, даже начав пристанывать. — Может, пронесет?
— Эк его развезло… Джаззи, котеночек мой, потерпи немного, я скоро вылечусь, и мы снова будем вместе.
— Мияу… мырррь—мырррь—мырррь, — Джаз тыкался мордой в ладонь Валентины и тарахтел, как трактор. Хозяину мурлыканье слышно было отлично, как понимала Рэтчет.

Они проговорили почти час и могли бы общаться и дольше, но у телефона Проула начала садится батарейка, а розетка была несколько неудобно расположена, поэтому продолжить разговор после подключения к сети все равно бы не получилось. Ко всему прочему, был еще и режим, о котором Валентина напомнила Стефану.
— Понял, — рассмеялся тот. — Вам спокойной ночи, док. Вам когда на дежурство?
— Послезавтра в день. А через пару месяцев я стану обычным хирургом на плановых операциях. И наконец—то нормально высплюсь! — мечтательно прижмурилась Валентина. — Моя тушка внезапно оказалась поклонницей нормального режима. Ох, все, спокойной ночи тебе, а иначе снова нас унесет!

Валентина сбросила вызов и несколько минут полулежала в кресле, рассматривая потолок. Ей понравился этот Стефан Проул, несмотря на прилагавшееся к полицейскому шерстяное чудище. Кстати о чудище — ему пора уже получать очередной укол. Джаз стойко перенес лечение, но в качестве компенсации за прерванный сон и страдания потребовал котлету. Которую стал гонять по всей кухне, подбрасывая и кусая. Терпеливо дождавшись, когда кот насладится «охотой», Валентина вытерла пол. Джаз, пока она это делала, куда—то исчез. Убедившись, что выйти из квартиры он не мог, Рэтчет занялась своими делами. Джаз обнаружился в стиральной машинке на куче грязных вещей. Вытащив кота и докинув кое—чего в машину, Валентина запустила стирку. Кот с любопытством всматривался в крутящееся туда—сюда белье и даже проигнорировал мытье своей временной хозяйки в душе. Но вот подушку он все—таки пришел отвоевывать.

Проул был пациентом другого врача, поэтому к нему Валентина заглянула буквально на пару минут, передала привет от кота в виде отпечатков его лап на печенье. Она вчера почти целый день его пекла и почти целый же день гоняла с противней Джаза, который счел своим долгом отметиться везде, куда успел дотянуться лапами.
— Я из—за него разорилась вчера на дополнительную подушку, декоративная ему не по нраву пришлась, а моя мне еще нужна, — хихикнула Валентина, вспомнив, с каким оскорбленным выражением на морде Джаз слез с подушечки, чтобы отправиться опять на захват большой.
— Спасибо за печенье, док. Джаз умеет выпрашивать, это точно. Но он хороший кот, правда, — полицейский чуть смущенно улыбнулся. — Мой врач сказал, что меня выпишут через два дня.
— У меня будет выходной, — прикинула Валентина. — Впрочем, давай созвонимся, как ты выпишешься, и договоримся, где встретимся для передачи кота.
— Договорились, — кивнул Проул. Валентина ушла, почти столкнувшись в дверях палаты с двумя полицейскими. Взаимно извинившись, они разошлись каждый в свою сторону. «Кажется, это были его братья», — вспомнив просмотренный фейсбук и подписи к снимкам, решила она. В кармане завибрировал телефон — это звонила Эшли. Подругу очень интересовало, продвинулась ли Валентина в деле знакомства с симпатичным полицейским.
— Эш, я на работе. Я просто передала ему привет от кота и все. И его скоро выписывают, я вручу ему где—нибудь кота и все, мы разойдемся, как в море корабли, — развела руками Рэтчет. — Не думаю, что из этого может получиться хоть что—то, хоть короткое, хоть длинное… а теперь извини, там привезли пациента в операционную, надо бежать.

В операционной оказался рыжий парень с весьма пикантной травмой. Обстоятельства ее получения показались Валентине туманными и явно неправдивыми, но сути это не меняло, оперировать было нужно. Из операционной она вышла через час. Пока заполняла бумаги о ходе операции, вволю насмеялась. Больничный компьютер, когда она заинтересовалась частотой переломов пенисов, выдал ей подборку из трех десятков случаев за последние десять лет.
— Ого, прилично, — отметила она, забивая последние рекомендации в форму. — Я—то думала, это случается не чаще раза в десять лет.
— Да это еще от места зависит, — седовласый пожилой врач, тоже кого—то оперировавший в одно время с ней в соседнем помещении, но закончивший раньше, поднял голову от своих записей. — В больших городах столь эластичную часть мужского организма ломают все—таки не часто. А вот где мужчин много и им малодоступны простые радости жизни, это происходит в разы чаще. Просто эти данные не афишируются для широкой публики.
— Поверю вам на слово, мистер Клук, — улыбнулась Валентина.

Под утро случился переполох с аварией на шоссе. Пострадавших доставляли в две больницы, Рэтчет в итоге очень сильно задержалась, оперируя доставленного парня с весьма тяжелыми травмами. По ее прикидкам выходило, что быть ему парализованным всю жизнь, если не случится чудо. Нет, совсем уж беспомощным он не станет, руки вполне будут работать, но вот ходить парень не сможет. А ведь он моложе ее всего на четыре—пять лет, судя по записи в карте. Домой Валентина буквально заползла, отметила, что Джаз колбасится на кухонном столе под музыку из приемника. Но сил выяснять, откуда кот достал его, уже не было, и она ушла в спальню. Джаз пренебрежения к своей персоне не потерпел и пришел тоже в спальню. Долго фыркал и топтался по спине, но через покрывало до кожи когтями не доставал, поэтому Валентина не стала прогонять его.

Проснулась она ночью, в третьем часу. Спать уже не хотелось, поэтому стряхнув с себя Джаза, она пошла на кухню. Там все еще надрывался приемник, который она выключила. Все—таки, громкие звуки в ночи не каждому приятны. Как только соседи не прибежали права качать… Валентина поежилась, ощущая, как по ногам тянет холодом. И почти сразу она увидела открытую форточку. Царапины и укусы на краске явственно указывали на виновника. Виновник виноватым себя считать отказывался, гремя пустой миской и намекая на то, что котик вообще—то голодный, а ругать голодного котика — это плохо сказывается на самочувствии этого самого котика.
— Чудовище ты, — насыпав ему корм в миску, в который раз оповестила кота Рэтчет. — Мало того, что ты кот—домогатель, так ты еще и воришка. Вот как мне теперь соседу в глаза смотреть, когда ты его приемник украл?
Джаз прижимал уши, чуть шевелил хвостом, но ничего не возражал, торопливо хрустя кормом. Рэтчет тем временем сварила себе кофе и присела к столу.
— Ну, что ты еще задумал, диверсант хвостатый? — недовольно простонала она, увидев, что кот стащил приемник и тащит его к балконной двери. Джаз бросил приемник, подскочил к двери и поскреб ее. Отхлебнув пару глотков кофе, в который она забыла добавить сахар, Рэчет как—то разом сообразила, что кот имел в виду. Через минуту она уже перекинула приемник на балкон к соседу и резво заскочила домой. Отсмеявшись после того, как она представила себя со стороны, и допив кофе, Рэтчет предложила Джазу:
— Кот, а кот? Как насчет погулять, раз уж мы все равно не спим с тобой?
Кот не возражал. Переодевшись, Валентина прихватила рюкзак, надела на Джаза шлейку и они вышли на улицу.

***

Итогом ночной прогулки Рэтчет и Джаза стали: лежанка для кота в виде порша восьмидесятых годов, набор специальных очков для все тех же котов, костюм для кота в виде полицейской формы и приемник. Обычный такой радиоприемник, с большим колесом для поиска радиостанций. Джазу он очень понравился. Завершилась прогулка в японском ресторанчике, где девушка и кот уговорили большой сет роллов и суши.
— Кот, у меня такое чувство, что ты стал весить в три раза больше, чем до ресторана, хотя съел определенно меньше, чем я, — проворчала Валентина, таща кота на руках. Джаз вздыхал, изредка муркал, но идти своими лапами отказывался. Рэтчет подозревала, что это не в последнюю очередь было связано с обновкой. В ресторанчике она натянула на него костюм, показала ему отражение в зеркальце и кот прямо таки расплылся в довольной улыбке, как ей показалось. Раздеваться он отказался, идти по мокрому асфальту — тоже. Покупки лежали в пакете и Рэтчет не раз уже подавила желание выкинуть его, чтобы не мешал идти. На перекрестке ей удалось забросить кота на плечо и стало полегче. Джаза что-то заинтересовало сзади, поэтому он спокойно дал себя дотащить до дому таким образом.

Валентина ушла в душ, а кот остался в гостиной. Она слышала, как он перебирал станции в новом приемнике и поражалась, как Проул сумел научить кота пользоваться колесиком.
— Не верю, что эти меховые комки такие умные... — пробормотала она в пространство. — Хотя всегда про запас остается версия, что кошки прибыли с другой планеты... и только делают вид, что ничего не понимают, а на самом деле незримо правят человечеством...
Джаз остановился на волне с рок-н-роллом и, если судить по звукам, громил под него комнату. Когда Рэтчет, выйдя из душа, заглянула в гостиную, то обнаружила, что кот просто носился по полу туда-сюда, пробуксовывая на линолеуме, время от времени подпрыгивая и махая при этом куцым хвостом.
— Выпендрежник... — Валентина махнула на игры кота рукой и ушла к себе.

Потом они снова делили кресло, в котором девушка читала медицинский журнал. Кот в конце-концов оставил попытки выжить ее оттуда и пристроился на коленях. Время потихоньку шло, статья по хирургии был прочитана трижды, выпита бутылка молока и съедена пачка печенья. В душе у Валентины поселилось странное чувство, что она вроде как о чем-то забыла. Сосредоточившись, она поняла — весь день ей никто не звонил. Нехотя сняв теплого Джаза с колен, Валентина отправилась на поиски телефона. Он нашелся в рюкзаке, который валялся возле кровати в спальне. Едва Рэтчет включила его, как стали приходить многочисленные сообщения о пропущенных вызовах и собственно сообщения. Просмотреть и ответить ни на одно из них Валентина не успела — ее начальник дозвонился до нее первым.

От полученных новостей Рэтчет стало тошно. Парень, которого она вчера прооперировала, оказался ее родным младшим братом. Ее еще вчера царапнуло знакомыми именем и фамилией, но мало ли тёзок на белом свете? А в лицо она его не узнала, потому что видела в живую почти восемь лет назад, когда он был прыщавым тинейджером в брекетах и не вызывал у нее никаких теплых чувств, поэтому все семейные портреты остались дома. И вот когда их родители узнали, кто оперировал сына, то они подняли бучу в больнице.
— Обвиняют тебя в некомпетентности, что именно ты стала причиной его паралича, — подытожил рассказ мистер Клеранс.
— Ну как, как я могу быть в этом виновата? Не я же его сбила и позвоночник сломала... — простонала Валентина.
— Больничный юрист на твоей стороне, Вэл, — подбодрил ее начальник. — Единственное, завтра тебе все равно придется столкнуться с вашими родителями и поговорить. Просто, по человечески поговорить. Возможно, этот разговор заставит их отозвать иск.
— Или же они выкатят еще один, что наиболее вероятно... — пробормотала Валентина, падая на кровать лицом вниз. — Вот надо же братцу было через всю страну проехать, чтоб переломаться именно в моем районе и именно в мою смену...

Телефон запиликал снова.
— Кого еще черти дернули мне звонить? — простонала Рэтчет, нашаривая телефон и вглядываясь в строчки на экране. Это оказался Проул. — Да, слушаю?
— Док? Все в порядке? — голос полицейского был тревожным.
— Привет. Со мной все в порядке, просто вчера был очень сложный день, авария, пришлось задержаться на работе... — переворачиваясь на бок пояснила Валентина. —Джаз, не щекочи меня усами! И не зачем обнюхивать мою задницу, там ничего интересного нет! Ты, козел хвостатый!..
— Доок? Что у вас там происходит? — голос Проула доносился из динамика, но отвечать Валентине было некогда — она ловила Джаза. Поймав, рассмеялась и снова плюхнулась на кровать.
— Это чудовище... — она рассмеялась, глядя на возмущенную морду Джаза. — Это чудовище стянуло кусок тунца из консервной банки и спрятало его на кресле! А я села на него! И он ко мне приклеился!!!
Они расхохотались, причем Валентине показалось, что со стороны Проула смеется явно побольше народу, а не он один.
— Водится за ним такой грешок, — признал полицейский. — Кресло сильно испорчено? А одежда?
— На кресле накидка, шорты все равно уже на выкид пора определить, так что урон не большой, — Валентина отпустила кота и тот мгновенно скрылся под кроватью, чтобы съесть рыбу, которую героически все это время держал в пасти. — Ты ведь звонишь, чтобы забрать его?
— Да, я очень скучаю по Джазу. Где тебе будет удобно встретится? — поинтересовался Проул.
Валентина чуть не застонала, представив, что нужно будет одеваться и куда-то идти или ехать. И тащить кота и его пожитки. Машина-то у нее была, но зная свое везение, она была уверена, что припаркуется в прямо противоположной стороне от Проула. И придется тащить сумку к его машине, ведь усатая скотинка наверняка захватит руки своего хозяина в полное и безраздельное владение...
— Мне удобно у меня дома, — решительно заявила она. — Записывай адрес.

За два часа, что полицейский добирался до нее, Валентина успела убрать в стирку покрывало с кресла, выкинуть шорты, собрать все, что она успела купить коту, и испечь шарлотку с яблоками. Джаз носился по квартире, как заведенный, прыгал на стенки, сшибал все, что было не приколочено, и постоянно оказывался под ногами. В довершении картины полного бедлама по квартире разносились вопли рок-певцов, которые больше напоминали сходку мартовских котов, чем песни. Но переключить на что-то поприятнее Валентина не решалась — уж больно маньячно сверкали глаза у Джаза за синими очками.

Звонок в дверь раздался, когда она заправляла цветочный опрыскиватель, чтобы отпугивать кота от пирога, к которому тот внезапно воспылал интересом. И поэтому лез на стол с упорством, достойным лучшего применения. Проул приехал с переноской и букетом цветов. Джаз немедленно атаковал хозяина, взлетев к нему на руки по одежде, громко мурлыча и обтираясь об лицо.
— Так, заходи быстрее, — Валетина буквально втянула мужчину в квартиру. — Не хватало еще, чтобы Джаз на соседскую чихуашку кинулся, он и так ее сожрать через балкон грозился как-то.

В квартире Проул без малейших возражений возместил все расходы на Джаза и остался на чай с шарлоткой. Рэтчет выключила телефон на это время, сбросив перед этим звонок от подруги. Она потом обсудит все с ними, а сейчас не стоит отвлекаться. Проул ушел вскоре после того, как они доели шарлотку. На прощание он вдруг поцеловал ее в щеку, вызвав целую бурю чувств в душе девушки. Валентина просидела почти час на полу в коридоре, пытаясь разобраться в себе. Полицейский ей определено понравился при близком общении, она бы не прочь была продолжить знакомство. Но захочет ли он сам общаться с ней? Ведь до этого они разговаривали исключительно из-за кота... Так ничего и не решив толком, Рэтчет ушла спать. Денек завтра предстоял тот еще.

Домой Проул доехал быстрее, все же пробки рассосались ближе к ночи. Валентина произвела на него сильное впечатление. В клинике сложно было представить, что она может быть такой домашней и уютной. И даже шарлотка с яблоками — кошмар его детства — у нее такая, что он прикончил половину, прежде чем вспомнил, что не любит ее. И Джазу она понравилась прямо с первого взгляда, иначе фиг бы он дал мыть себя незнакомой девушке. Впрочем, он и знакомым-то это делать не позволяет, так что доктор тут определенно впереди планеты всей. Но как теперь с ней общаться, на какую тему? И захочет ли она это делать вообще?
Всем сомнениям полицейского положила находка в лежанке-порше Джаза.
— Чудовище, а ты в курсе, что кража документов это вообще-то преступление? И за него в тюрьму сажают? - похлопывая загранпаспортом Валентины по ладони, поинтересовался Проул. Кот приоткрыл один глаз, тяжко вздохнул и перевернулся на другой бок, дрыгнув при этом задней лапой.
— Когда я тебя назвал Джазом, я явно выпил лишку пива. Тебя следовало назвать Чудовищем, — Стефан Проул тяжело вздохнул и начал укладываться спать. Завтра ему предстояло как-то сообщить мисс Рэтчет, что его кот спер у нее важный документ. И обсудить, где бы им встретится для его возвращения.

Кот посмотрел на уснувшего хозяина и улыбнулся. Обыск был поверхностный и Проул не нашел еще удостоверение личности и водительские права Рэтчет. И техпаспорт на машину. Он, Джаз, лучше всех знает, что ему в этой жизни нужно. И он это получит.

@темы: Джаз, Проул, кошачесть, трансформеры

22:20 

За декацикл до войны

За декацикл до войны.
ficbook.net/readfic/1779139

Автор: karen111
Фэндом: Трансформеры
Персонажи: Создатели и маленький Праул в качестве слушателя
Рейтинг: G
Жанры: Джен, Ангст, Драма, Психология, AU
Предупреждения: OOC
Размер: Драббл, 1 страница
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Небольшая зарисовка о том, как воспринимается предчувствие беды. И как трудно порой поверить, что это происходит с тобой и что это - по-настоящему.

Примечания автора:
Здесь, в Севастополе, и сейчас, спустя два месяца после того, как моя страна начала разваливаться на куски, я ОЧЕНЬ хорошо понимаю, что ощущали мирные жители Праксуса перед войной... или жители Цхинвала в середине лета 2008 года.

---------------------

- Ты опять не вылезала из сети? - недовольно осведомился иссиня-черный мех, входя в кварту. - Не стоит проводить столько времени у холо и терминала. Твоя тревога плохо влияет на нашу искорку.

Дверцы-крылья белоснежной фем виновато опустились:

- Ничего не могу с собой поделать. Ты должен увидеть это! Взгляни, вот сводки за последние четыре декацикла. Темпус, я не верю в совпадения. Алгоритм тот же, что и в окрестностях Каона, а потом - в Геликсе и Полигексе. Различаются только местные условия. Там сейчас террор и всевластие десептиконов, Темпус! А теперь это докатилось и до нас!

- Т-ш-ш, тише, моя искра. Это всего лишь сверхчувствительность эмо-контура. Это нормально после активации искорки. Твои создательские протоколы защиты еще не настроились. Не стоит тебе уделять столько времени новостным каналам, там сейчас терабайты дезинформации, среди которой почти невозможно отыскать истину.

- Темпус, может быть, я и новоотлитый создатель, - Титания гневно обернулась к соузнику, - но с моим процессором все в порядке. И я не один десяток ворн занимаюсь поиском и анализом информации. Я вижу закономерность, которая мне совсем не нравится. И, да - я ускорителями чувствую надвигающуюся опасность!

- Наши консулы не допустят бойни, которая случилась в Геликсе из-за жадности и глюканутости тамошних властей, - твердо заверил ее бондмейт. - И мы праксианцы, а не мягкобамперные обитатели Полигекса, понадеявшиеся на милость десептиконов. Но если это тебя так тревожит - я провожу тебя в Седьмой сектор к моим друзьям Там тихо и безопасно. И хватит об этом. Как поживает наш маленький боец?

Тревоги Титании растворились в счастливой улыбке, и она приоткрыла броню на грудном отсеке, позволяя опи взглянуть на их наследника. Крошечный черно-белый спарк активировал пронзительно голубую оптику и недовольно чирикнул. Темпус рассмеялся:

- Проул, разве так здороваются с опи?

- Он только недавно угомонился и не желает прерывать перезарядку. Поверь мне на слово, этот юный мех великолепно знает, что ему нужно в данный момент. И умеет добиваться желаемого.

- Это сейчас-то, когда он еще и из-за брони не вылезает. Что же дальше-то будет? Наверное, станешь военачальником. Или аналитиком, как дани, - мех ласково прикоснулся к уже четко обозначенному шеврону малыша и отстранился, позволяя ему устроиться поудобнее.

- Титания, не может здесь такого случиться. Даже десептиконы не будут бездумно уничтожать мегаполис. Но на всякий случай я все-таки провожу тебя к друзьям. И мы едем не одни, - Темпус недовольно дернул дверцами, - сразу несколько моих коллег взяли отпуск, чтобы вывезти отсюда семьи на случай беспорядков. Погостите у них немного, пока здесь все не определится.

Спустя пару ротаций чета праксианцев достигнет Седьмого сектора в предместьях Аякона и расстанется, как тогда казалось - всего на несколько декациклов.

@темы: трансформеры, Проул

karen111

главная